Там будет хорошая компания - интервью



Там будет хорошая компания - интервью
Там будет хорошая компания - интервью
Мы много разговаривали. Многие наши разговоры так и остались незаписанными. Общаться с таким собеседником – одно удовольствие. Умный, глубокий, тонкий, ироничный. Он часто обвинял самого себя, потому что был настоящим человеком совести. Его очень не хватает. Особенно его голоса и его интонаций, которые просто невозможно передать. Не хватает его души и внутреннего света.
- ...В чем ваша вина?

- Я был зол. Может, никто этого и не замечал, но я четко понимаю, что так и было. Пока молодой, это еще можно как-то оправдать. Но я остался таким, даже когда достиг того возраста, в котором пора бы уже и успокоиться. Я злился на весь мир и был невероятно брезглив… У меня был период, когда я на всех нападал и всех обвинял. Потом понял, насколько это все глупо и бессмысленно. Помню, работал над сказкой в стихах про Гоцци. Писал о принце, который страдал от ипохондрии. Он так описывал себя: «Я круглый идиот, я принц Тарталья, безумные глаза таращу вдаль я. В моей башке случился перекос: я ем мышей, лягушек и стрекоз, свободный от морали и закона, я принародно писаю с балкона», а потом добавлял: «Какой болезнью я ни одержим, повинен в ней сегодняшний режим». Хотя это не совсем соответствует действительности…  

- Расскажите о том периоде вашей жизни, когда все шло не так, как хотелось...

- Конечно, попав первый раз в реанимацию, я пришел в ужас. Потом пообвыкся, когда попал туда уже в четвертый раз. Однажды я чуть не умер. Помню, почувствовал невероятную легкость. Плакать не хотелось совсем, ничего не было жалко – просто была легкость. Помню, я тогда подумал: а ведь многие хорошие люди уже там, значит, там будет хорошая компания – что-то такое.