Леонид Филатов: я - не Мастер



Леонид Филатов: я - не МастерОн стал знаменитым еще в 70-х, когда начал читать с подмостков пародии на маститых поэтов эпохи: РОЖДЕСТВЕНСКОГО, МИХАЛКОВА, ВОЗНЕСЕНСКОГО. После "Экипажа" он стал кумиром, секс-символом. Сам актер отнесся к этому с иронией и любит комментировать свой "титул" словами ЖВАНЕЦКОГО: "Худой, злой, больной - но какова страна, таков и секс-символ..." Мы знаем и любим ФИЛАТОВА-артиста, ФИЛАТОВА-телеведущего. Но мало знаем ФИЛАТОВА-писателя...
- Леонид Алексеевич, над чем вы работаете сейчас?
- Пишу очередную пьесу в стихах - комедийную мелодраму "Дилижанс" по знаменитой "Пышке" Ги де Мопассана. По репризам вещь будет веселая, а по центральному выводу - далеко не так.
Месяца через три должна выйти в свет новая книга - "Театр Леонида Филатова" - с тремя пьесами. Это свободные "версии" известных произведений, весьма далекие от оригинала. Первая из них -"Лисистрата" по Аристофану. Комедия пацифист-ская и фривольная. Там много непристойностей, но они не выходят за рамки культурного поля и прямо проецируются на сегодняшние нравы.
Вторая пьеса - "Опасный, опасный, очень опасный..." Она "навеяна" "Опасными связями" Шодерло де Лакло. Куртуазная вещь, люди в париках -в общем, XVIII век. Но пьеса по смыслу современна. Я ведь пишу сегодня, в России и для русских людей.
И, наконец, вещь, законченная только что, - про Ходжу Насреддина по роману Леонида Соловьева "Возмутитель спокойствия". Я использовал здесь лишь фабулу. Мне было интересно, что действие происходит в Бухаре, я ведь вырос в Средней Азии, в Ашхабаде.
- Вот-вот. И уже в 12-летнем возрасте опубликовались в "Комсомольце Туркменистана"...
- Тогда напечатали две мои басни. Сатира была еще та! У нас ведь страна графоманов - пишут все. Раньше мы были самой читающей страной, а стали - самой "пишущей". Городок был маленький, все на виду, и меня пригрели в газете, печатали мои стихи.
- Если переходить от литературы к театру, то, пожалуй, лучшим "мостиком" в вашем случае будет Пушкин...
- Любил я его всегда, много знал наизусть еще в детстве. А понял всю его гениальность, когда начал работать над пьесой по "Декамерону" Боккаччо. Кстати, я ее так и не сделал. Там все действие происходит во время чумы и люди развлекают друг друга озорными рассказами. У меня возникало множество вопросов - философских, нравственных, на которые я не находил ответов. Они позже нашлись у Пушкина, когда я перечитал его "Пир во время чумы..."
Был в моей жизни и очень важный для меня студенческий спектакль по Пушкину. Потом, на "Таганке", в спектакле "Товарищ, верь!", где было пять Пушкиных, я играл одного из них.
- Напрашивается еще один вопрос: о романе Булгакова "Мастер и Маргарита". Как преломился он в вашей судьбе?
- Конечно, я могу сказать о том, что играл Мастера, а моя жена, актриса Нина ШАЦКАЯ, - Маргариту в Театре на Таганке пять сезонов. И потом - моя болезнь. Но я не могу примеривать одежды Мастера на себя -нет-нет, ни в коем случае! Слово "Мастер" обязывает...