На сцену возврата нет



На сцену возврата нетЯ снова самостоятельно могу ходить – это прекрасно. Теперь всем станет намного меньше забот. Говор был ужасный, я не мог выговорить ни одной буквы.
Я плохо говорю и сейчас, но хотя бы звуки правильные, а до этого просто был набор букв и звуков. Но все же главным признаком выздоровления стало не это. Передвигаться, разговаривать – все это великолепно, но как я чувствовал себя, когда на протяжении года не мог без медицинского вмешательства справить маленькую нужду, а когда эта «водичка» вновь зажурчала, и понеслись яды из организма, - я был просто счастлив. От всего этого мой организм уже отвык, и поначалу было даже не привычно, а порой и диковато. (Это собственное признание Леонида Филатова).

Самым сложным для меня было принять то, что я не смогу играть на сцене. Здесь нужна более сильная выносливость, хорошее здоровье, а в фильмах я просто не хочу сниматься. И причем уже довольно давно. И вовсе не из-за того, что болею, а просто все это не мое, оно пустое все. Работа на телевидении – это тоже не вечное, это до момента, пока идеи не станут пустыми, безжизненными. Попробую заняться чем-то другим, что-нибудь написать.… В своей жизни я сделал все, что хотел, довольно, пора на покой. Бывают артисты и лучше меня, а когда уходят - обидно. Но что делать, это жизнь. А я что? Зритель не обидится.

В целом, будем жить – будем видеть. Немного отдохну, устал я, а там, может, что-то придумаю. А на сегодня я живу – уже хорошо. Только бы выжить.